Контакты Telegram: @recodepress

Привет, что ищешь?

Интервью

Интервью с Константином Сидорковым: о собственном радио, работе ВКонтакте и встрече с Дуровым

Герой нашего нового интервью — директор по стратегическим коммуникациям ВКонтакте Константин Сидорков. Костя начал свою карьеру в VK в 19 лет, но несмотря на возраст, подошел к ней с внушительным бэкграудом — у него за спиной был опыт раскрутки собственного интернет-радио и несколько лет на радио NRJ.

Мы поговорили с Костей о том, как он попал во ВКонтакте, как соцсеть хотели полностью отключить на несколько дней, о ценностях VK, которые почти не изменились со времен Павла Дурова, и какой функцией Telegram хвалился основатель мессенджера при встрече с ним.

— В 12 лет ты основал онлайн-радио, в 15 занялся продвижением радио NRJ, а с 19-ти уже работаешь во ВКонтакте. Гений, филантроп, плэйбой… Костя, расскажи, каково это жить на такой скорости с вечной сменой фокуса?

— Я бы не сказал, что здесь меняется какой-то фокус, потому что в каждом проекте до ВКонтакте я провел значительное время. На своей радиостанции — 4 года, на радио NRJ — 3,5 года. Это достаточно большой срок с учетом того, что на протяжении этого времени посвящаешь себя проекту на 100%, по крайней мере, стараешься это делать. В общем, я бы не сказал, что это прямо бешеный ритм.

— Всем интересно узнать, в чем секрет такого успеха. Из подкаста с тобой на «Канале им. Илона Маска» я понял, что ты всего добился сам. Тебе не помогли (в смысле не протолкнули) родители, и никакого волшебного пинка не было. В чем феномен Сидоркова, по твоему мнению?

— На самом деле, история сложилась следующим образом. Я пошел в школу в 6 лет, и из-за того, что мы переехали из Ульяновска в Люберцы, там была разница в школах — меня после 1-го класса взяли сразу в 3-й, а после 3-го, так как я там еще раз менял школы, взяли в 5-й. В итоге получилось, что я перескочил 2-й и 4-й класс, пошел в школу с шести лет, и в принципе меня стали окружать люди старше где-то на 2-3 года. Наверное, во многом из-за этого в 12 лет меня уже, скажем так, интересовали какие-то более серьезные вещи.

Я абсолютно перегорел к компьютерным играм и каким-то другим развлечениям, которые были популярны у ребят в то время. И решил сфокусироваться на своей любви к музыке, радио и вложить её в создание радиостанций в интернете. Тем более, что для этого не нужно было иметь какого-то специального оборудования — все прямо с домашнего компьютера. Спасибо интернету и ICQ, что дали мне возможность собрать команду единомышленников и вместе с ними на протяжении 4-х лет творить эту интернет-радиостанцию.

— «Образование — это важно». Нам это часто говорят, но я вижу много людей, которые добились многого без него. Какое у тебя образование? Как ты вообще относишься к высшему образованию?

— Я в 2015 году окончил Государственный Университет Управления по специализации «менеджмент в шоу-бизнесе». И образование лишний раз укрепило мой выбор строить карьеру в музыкальной сфере. Хотя еще после окончания школы у меня уже не было сомнений, чем я могу и хочу заниматься. А учеба в университете, хоть на 4-м и 5-м курсе я не был сильно вовлечен в учебные процессы, каждый раз убеждала меня в том, что я выбрал правильную профессию и двигаюсь в верном направлении.

Advertisement. Scroll to continue reading.

— Мы в «Коде Дурова» нередко общаемся с молодыми программистами, для которых высшее образование, кажется, вообще не нужным — они зачастую устраиваются на работу сразу после школы. При этом, я часто встречаю людей, которые целенаправленно идут получать «вышку», но никак потом не используют свои знания. Тебе ВУЗ пригодился?

— Мой факультет позиционировал себя наличием мастер-классов с известными продюсерами и музыкальными критиками. У нас там были достаточно неординарные предметы для университета: музыкальные стили, предметы, на которых нас учили режиссуре видеоклипов. Аналогов такому формату вуза в Москве я, честно говоря, не знал. То есть на момент моего поступления в 2010 году это было что-то уникальное. Различных курсов, каких-то там бизнес-школ, которые бы обучали работе в музыкальном бизнесе, было пруд пруди. Но чтобы совмещено с высшим образованием — это было уникально, и все звезды сошлись.

— Продолжая тему скорости. У тебя нет страха резкой остановки? Как говорит Джереми Кларксон: «Скорость еще никого не убила. Внезапная остановка… вот что убивает».

— Скоро будет ровно шесть лет, как я работаю во ВКонтакте, и все равно у меня есть ощущение, что прошел всего лишь год или полтора. Это время настолько быстро пролетело, и то количество задач, которое у нас появляется на фоне вечного развития рынка развлечения и IT, создаёт впечатление будто каждый раз ты работаешь с каким-то абсолютно новым проектом. То мы проводим фестиваль, то делаем запуски наших продуктов — из последнего, например, это сервис коротких видео «Клипы». Сейчас также активно занимаемся развитием ВКонтакте, как суперприложения.

Мы очень динамично развиваемся. А когда компания развивается вместе с тобой, у тебя не происходит какого-то выгорания, потому что ты находишься в каком-то правильном ритме. Поэтому у меня вообще таких опасений нет. Но и здесь важно добавить еще одну вещь, которую я часто замечаю у своих коллег по цеху или просто даже у ребят, которые работают на себя. Я имею в виду блогеров или предпринимателей. Многие работают на износ, не жалея себя, не отдыхая. И это, конечно, неправильно — надо все-таки уметь находить правильный баланс и давать принудительно в какой то момент отправлять себя в отпуск. В общем, держать баланс, особенно, с учетом того, что сейчас все перешли на удаленку. Здесь надо быть еще более внимательным к себе, и тогда никаких проблем с выгоранием или с какой-то усталостью от работы не будет. Это банальные слова, но надо найти вот эту гармонию между своей личной жизнью и работой.

— В июле начался 7-ой год твоей работы во ВКонтакте. Мне интересно, как VK повлиял на тебя с его философией и концепцией. Как ты считаешь, изменила компания тебя или ты её?

— Ты знаешь, у ВКонтакте настолько сильные ценности, что даже несмотря на то, что они закладывались много лет назад, они все равно остаются с нами. Они до сих пор являются неотъемлемой частью наших рабочих процессов и жизни. Поэтому я бы, наверное, сказал, что они мне были близки с самого начала.

Я просто вспоминаю свое первое знакомство — еще за два года до того, как получил предложение работать ВКонтакте — с Гошей Лобушкиным и Сашей Степановым. Когда я просто написал им на почту [email protected]: «ребята, я представляю радио NRJ, давайте как-то сотрудничать, вы классные» и так далее. И ответ мне поступил буквально через час или полтора с приглашением посетить Дом Зингера. В общем, я как-то настолько в тот первый приезд, в сентябре 2012 года, проникся атмосферой и общением с командой, что у меня какая-то лампочка в голове загорелась. Что вот это цель и место, где я точно хочу работать, чему во многом хочу посвятить себя. Поэтому, отвечая на вопрос о ценностях: они очень правильные и к ним я был изначально сильно расположен.

— Когда ты приходил в VK, у тебя было понимание, что ты будешь что-то менять, или тебе просто понравилась сильная компания и атмосфера вокруг неё?

— С момента моего знакомства с командой и до момента, как меня пригласили на работу, прошло 2 года. Я побыл на стороне партнера, у нас были выстроены партнерские отношения. Мы, например, в эфире радиостанции полностью отказались от упоминания Facebook, Twitter и давали приоритет больше на ВКонтакте, соответственно, VK поддерживал и продвигал нас. Побывав на стороне партнера, мне стало понятно, что вообще нужно давать партнерам и как с ними правильно выстраивать работу.

Первые несколько месяцев я занимался выстраиванием партнерских отношений со всеми крупными радиостанциями, после чего начал знакомиться с музыкантами. Первый год работы я активно посвящал именно партнерствам в музыкальной сфере. Потом по чуть-чуть начал расширять список своих задач и применять опыт, накопленный при работе с музыкальными партнерами, на партнеров по другим направлениям.

Advertisement. Scroll to continue reading.

— Та компания, в которую ты пришёл в 19 лет, и та компания, в которой ты работаешь сейчас, это тоже самое?

— Как раз возвращаясь к моим предыдущим словам про ценности, которые у нас сохранились: у нас на корпоративе, как ты знаешь, чуть ли не у единственной в России компании не присутствует ни в каком виде алкоголь. Это банальная вещь, но именно на таких вещах, пожалуй, и строится принцип коммуникации. Плюс у нас, несмотря на то, что команда расширилась, продолжает работу тот же Саша Круглов, который присоединился к нам году в 2011-м, если не ошибаюсь. А еще есть Катя Лебедева, Вадим Дорохов и многие-многие другие. Возглавляет ВКонтакте сейчас Андрей Рогозов, который вообще был у истоков. Понятно, что это абсолютно нормальный процесс, когда люди меняют свою работу, сферу деятельности, как-то начинают развиваться дальше, но все равно основной костяк у нас сохранился. Сюда стоит добавить еще одну важную вещь — у нас очень низкая текучка кадров.

Я к тому, что команда растет, но при этом почти никто из нее не убывает. Это, наверное, самый важный показатель. Если посмотреть на наш отдел, то он собирался активно с 2016 года и вырос из отдела, в котором работало 6 менеджеров, в сложный отдел с несколькими подотделами. Сейчас в нем работает более 20 человек, причем не только в Москве, но и в Екатеринбурге, Казани, Нижнем Новгороде и даже в Казахстане.

— Сложно было начинать работать в VK? С какими проблемами ты столкнулся в начале? Мне страшно даже представить, каково это вступить на такую серьезную должность в 19 лет.

— Я не хочу называть это проблемой, потому что проблем-то как таковых не было, были некоторые сложности. Связаны они были с тем, что несмотря на то, что ВКонтакте уже на тот момент была достаточно популярной площадкой, когда ты заходил и начинал знакомиться с партнерами в лице крупных телеканалов, радио-холдингов или музыкантов, были такие смешные диалоги:

— А вы группу ВКонтакте ведете?
— Нет, я работаю во ВКонтакте и представляю соцсеть.
— В смысле, вы представляете?!

Никто не мог этого понять, потому что компания до того момента была очень закрытая, и партнеров можно было пересчитать по пальцам руки. Люди просто не понимали и не воспринимали тебя всерьез. Поэтому понадобились как раз вот эти год-полтора, когда нужно было не просто познакомиться, а донести до партнеров важность работы на площадке. Показать им инструменты социальной сети, потому что, зачастую, на момент 2014-го или 2015-го года никто не знал никаких конкурсных механик, кроме как просто провести в ВКонтакте конкурс репостов.

Все партнеры делали это просто поголовно и это хотелось изменить — показать, что есть куча разных других инструментов и, самое главное, как это можно не то чтобы монетизировать, а использовать на пользу бренду, на пользу роста аудитории. В этом первые полтора года как раз и состояла самая большая сложность, с которой мне помогал справляться Ярослав Андреев. Он и в компанию меня привел, и с ним мы как раз расширяли отдел по работе с партнерами.

— Как ты верно отметил, ВКонтакте с Дуровым был менее открыт к партнерству. Как ты считаешь, вот это отношение в плане закрытости и отсутствия желания сотрудничать с некоторыми медиа по личностным предубеждениям, оно шло на пользу соцсети или тормозило её рост?

— Мне сложно давать такие оценки, потому что я не работал и не знал многого внутри компании на тот момент. Но я считаю, что на разных этапах развития компании наступает момент, когда ты уже не можешь игнорировать крупных партнеров и взаимодействия с ними, потому что это является очень важным инструментом продвижения. Говорить, нужно ли было начинать этим заниматься раньше или позже, сложно. Я не тот человек, который должен давать здесь какую-то оценку.

Насколько я знаю, до 2014 года партнёры не всегда отбирались по охватам, коллеги в первую очередь ориентировались на свой вкус. Например, не было регулярных партнерских отношений со многими крупными телеканалами. Позже мы стали выстраивать более глобальную работу по разным критериям, добавили системности и начали развивать отдельные направления.

Advertisement. Scroll to continue reading.

Понимая то, где мы находимся сейчас, все сложилось максимально лучшим образом. Я бы абсолютно ничего не менял — вот так, как оно все строилось планомерно с 14-го года, и оставил бы. Всему свое время.

— У меня нет подтвержденной информации, но мне кажется, что ты был одним из тех, кто придумал формат VK Fest. Расскажи о первом фестивале и идее его рождения. Мне кажется, что было много интересных историй, связанных с его организацией.

— Здесь я тебя немного поправлю: идея VK Fest была рождена двумя людьми — Дмитрием Сергеевым и Андреем Резниковым. Дмитрий на тот момент являлся заместителем генерального директора ВКонтакте и изначально участвовал в первой презентации «Фестиваля ВКонтакте», он тогда еще так назывался.

Изначально идея была в том, чтобы вообще отключить VK на два дня и собрать людей «офлайн». Чтобы никто не сидел ВКонтакте, а все пришли в парк и классно провели время без соцсети. Естественно, нет такого места, которое могло бы безопасно и комфортно собрать на фестиваль почти 100 миллионов человек, поэтому выключать доступ к VK мы не стали.

Но решили собрать наших пользователей в Санкт-Петербурге в самые солнечные и теплые дни года, и, самое главное, привнести в этот фестиваль ценности, на которых строится ВКонтакте, привезти сообщество, которое здесь зародились, собрать популярных среди нашей аудитории музыкантов. Наверное, это и стало нашей основной идеей, и мы ее благополучно в 2015 году воплотили.

— Нам повезло всей редакций попасть на VK Fest в прошлом году. И я просто не мог не заметить, что ты постоянно был на драйве: бегал от одного артиста к другому, с одной сцены на другую. Ты во время фестиваля вообще спишь?

— Наверное, где-то часа два, потому что между первым и вторым днем у нас еще есть закрытый ужин для наших партнеров. И, естественно, он может перерасти в какие-то походы по Рубинштейна. Поэтому сон во время фестиваля — это понятие сомнительное. Ну часа два-три удается поспать.

— Сложно ли было принять решение об изменении формата мероприятия в этом году? Я лично, как, наверное, и вся ваша команда, до последнего надеялся, что ничего не отменят.

— Решение принималось очень сложно — мы до последнего надеялись, что все-таки сможем его провести. Но сомнения начали нас терзать еще с февраля, когда пандемия начала распространяться по миру и когда стали приходить первые новости об отмене зарубежный музыкальных фестивалей. Уже стало понятно, что нас постигнет та же участь. Но главное, что в середине апреля, когда принимали решение об отмене фестиваля, мы поняли, что режим изоляции будет продлен и люди какое-то время будут находиться дома, и что мы должны этим людям сделать праздник.

Такой праздник, чтобы они открыли смартфон, включили компьютер или телевизор и хотя бы на какой-то процент ощутили себя на нашем фестивале. Поначалу, естественно, планировали его провести в формате двух дней —субботы и воскресенья. Но когда начали связываться с артистами, мы поняли, что они с большим удовольствием соглашаются принять участие в подобном формате. Более того, откликнулись артисты, которые не могли бы приехать на летний фестиваль Санкт-Петербург. Все сказали: «ребята, мы участвуем там-то из дома». И мы поняли, что нам нужно расширяться. Так мы приняли решение проводить фестиваль целую неделю.

— За какой срок до начала фестиваля вы приняли решение сделать его онлайн? С каким проблемами столкнулись?

Advertisement. Scroll to continue reading.

— Окончательное решение мы приняли 30 апреля и за две недели собрали line-up из 50-ти артистов. Договорились о созвонах с артистами, блогерами и просто интересными спикерами. Конечно, происходило огромное количество форс-мажоров. Например, одна из наших площадок в Санкт-Петербурге «слетела» за два дня до эфира, и нам пришлось искать новую.

Никто не работал с таким форматом и масштабом. У нас был опыт организации различных концертов, но ничего подобного в таком количестве не организовывал в нашей стране никто. Поэтому все набивали руку, все учились на каких-то ошибках. Но мы соблюли все меры безопасности и обеспечили артистам максимальный комфорт на площадке. И самое главное — прошли в эфире без каких-либо технических проблем. Цифры — а это более 250 млн просмотров и 40 млн зрителей — говорят о том, что проект был успешным.

Наша задача на следующий год — совместить онлайн-фестиваль вместе с офлайн, чтобы зрители по ту сторону получили качественный контент, а все, кто придут в парк, тоже стали частью великого праздника.

— Я точно знаю, что ты используешь Telegram. Тебя там не так уж и сложно найти на самом деле. Часто ли ты сидишь в Telegram и какие каналы читаешь?

— Так исторически сложилось, что многие мои друзья начали пользоваться Telegram в одно время со мной. Мне он нравится как раз своей кроссплатформенностью: я могу общаться на смартфоне и могу быстро продолжить делать это с ноутбука. Не буду скрывать, что у WhatsApp постоянные проблемы с веб-версией, поэтому Telegram в этом плане удобнее и стабильнее.

Но все рабочие чаты и все общение с партнерами на 95% протекает во ВКонтакте. И это то, что сильно отличает нас от всех остальных компаний. У нас по электронной почте вообще не происходит никакого общения. В день я получаю примерно 20-30 писем на почту, при этом в чатах внутри ВКонтакте у меня каждый день около 150-ти активных диалогов. Я стараюсь не разносить рабочие чаты по других мессенджерам. Но я всегда на связи в Telegram или любом другом мессенджере.

И как раз Telegram-каналы я не читаю. Хоть сейчас там и появились папки, но у меня как-то пока не находилось времени их настроить. Я просто наблюдал, как выглядят у некоторых моих товарищей «телеграммы» с кучей каналов — там вообще невозможно найти личные сообщения. Поэтому я не освоил такой формат получения новостей, тем более у меня достаточно насыщенная лента новостей и во ВКонтакте, и в Facebook — большую часть новостей я черпаю от туда.

— В подкасте «Канала им. Илона Маска» ты рассказывал о своей личной встрече с Павлом Дуровым. Если не секрет, то расскажи, что вы обсуждали?

— Самая большая прелесть той встречи была в том, что она не несла в себе никаких рабочих вопросов. Это была не рабочая встреча, а больше уютная встреча старых друзей, потому что я был вместе с Андреем Резниковым, а он знаком с Павлом еще аж с 2007 или 2008 года. Павел посещал пару раз фестиваль Sensation, который организовывал Андрей. В общем, питерская тусовка — она на самом деле маленькая. Мы вместе с Андреем были в Дубае на ноябрьских праздниках, и Павел предложил встретиться. Я в общем-то до конца не верил, что это все состоится и произойдет.

Мне очень понравилось, с какими горящими глазами он рассказывал о новых фишках Telegram. Тогда еще только появилась возможность транслировать свою геопозицию, и как раз Павел показал ее на своем примере. Мы должны были встретиться условно в точке Х, и он транслировал свою геопозицию прямо в чате. В общем, получился легкий диалог вместе с чаем на закате, который оставил очень приятные воспоминания. О работе мы как-то не говорили. Было интереснее поговорить о каких-то технологических новостях — куда что движется и зачем.

Advertisement. Scroll to continue reading.

— Просто во время просмотра подкаста мне на секунду показалось, что тебя тогда хотели «захантить» в Telegram. Поэтому я и решил спросить.

— Нет, этого даже не чувствовалось. Наверное, помогло то, что Павел очень давно знаком с Андреем — все расслабились и просто пообщались. Мне вот, например, было интересно узнать о жизни в Дубае, так как это довольно молодой и популярный у российских бизнесменов город. В общем, отлично провели время.

— Какое впечатление у тебя сложились о Дурове? Не показался ли он каким-то закрытым?

— Нет, я бы описал его как творческого человека. Я переодически общаюсь с большим количеством музыкантов, и Павел производит впечатление именно творца.

— О чём ты сейчас мечтаешь? Я заметил, что последнее время ты активно занимаешься музыкой и хочешь стать диджеем. Есть на это планы?

— «Диджейство» — это скорее желание порадовать моего внутреннего ребенка, потому что я мечтал этим заняться еще лет в 9-10 и вечно откладывал в долгий ящик. А тут подумал: почему-бы и не попробовать. Тем более танцевальной музыки я слушаю много. И я решил, что пусть будет у меня такое хобби.

Я вообще считаю, что если есть какие-то желания, то не надо бояться их реализовывать. Я очень хотел себя попробовать в качестве ведущего мероприятий, видеоблогера. И я очень рад, что мне удалось это все попробовать и сделать для себя выводы. С «диджейством» примерно та же история — сейчас я получаю от этого удовольствие. Поэтому в свободное время почему бы этим не позаниматься? Есть желание улучшить свои знания иностранных языков: помимо английского хочу заняться еще испанским, потому что посетив страны Латинской Америки, я понял, что говорить там на английском — это иногда примерно как говорить на русском.

Я очень люблю путешествовать, поэтому самый большой урон, который мне нанесла пандемия, — это отрезала меня от поездок. Меня это очень «драйвило» и приносило много приятных впечатлений. Даже поездка на 3-4 дня заменяла мне двухнедельный отпуск, поэтому хочется, чтобы границы скорее открылись. Сейчас я активно изучаю, куда бы можно было в ближайшие пару месяцев поехать в России. Не хочу рассматривать какие-то банальные варианты вроде Краснодарского края. Хочется поехать куда-то, где я еще не успел побывать во время своих предыдущих командировок.

— Какие IT-компании и не только с российскими корнями кроме VK тебе симпатизируют?

Advertisement. Scroll to continue reading.

— Я недавно думал об этом и о том, что какой же все-таки у нас уникальный рынок IT, где лидирующими соцсетями являются две российские, хотя в остальном мире лидирует один большой и захвативший всё Facebook. А в Китае, чтобы занять лидерские места, понадобилось заблокировать все большие иностранные соцсети.

То есть я радуюсь абсолютно за всех коллег из России и СНГ, которые добиваются успехов внутри страны и вытесняют иностранные компании. Но и также рад за тех ребят, которые выходят и «стреляют» за рубежом. Из недавнего — это приложение FaceApp, MSQRD или та же Prisma. Если наше приложение залетает в топ зарубежных магазинов приложений, прям хочется обнять их и радоваться этим победам.

— Я почему задал такой вопрос: в прошлых интервью, например, во время работы на собственном радио, ты говорил, что тебе нравится то, что делает радио NRJ. Во время работы на радио NRJ ты говорил, что тебе нравится то, что делает ВКонтакте. Сейчас ты никого так не выделяешь. Ты готов еще 6 лет проработать во ВКонтакте?

— Абсолютно, учитывая что сейчас наш холдинг открывает еще больше границ. Мы действительно превращаемся в большую экосистему и развитие ВКонтакте как супер-приложения также расширяет нашу функциональность. Просто сложно загадать, какие сервисы будут актуальны у аудитории через 6 лет и во что превратится ВКонтакте. Уже сейчас очевидно, что VK — это не просто соцсеть. Это и агрегатор разных сервисов, и большой музыкальный сервис внутри. На нашем рынке такие прогнозы строить сложно. Но еще 6 лет вообще легко, даже не задумываясь!

Источник

Оставить комментарий

Комментировать через социальные сети:

Advertisement

Рекомендованные

Бизнес

Вчера Павел Дуров написал в телеграм-канале о закрытии криптовалютного проекта Telegram Open Network (TON). В 2018 году Дуров привлек на разработку TON $1,7 млрд от ограниченного круга...

Бизнес

Ак Барс Банк подключился к блокчейн-платформе Федеральной налоговой службы РФ, которая способствует ускоренному рассмотрению банком заявок юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, пострадавших от пандемии коронавирусной инфекции. Сервис позволяет...

Бизнес

Компания Hikvision совместно с облачным сервисом видеонаблюдения и видеоаналитики Ivideon представили линейку новых моделей IP-камер. Устройства имеют заводскую прошивку, которая обеспечивают доступ в облако Ivideon...

Стартапы

Евгений Касперский запускает акселератор для помощи стартапам в сфере туризма Kaspersky Exploring Russia. Создание проекта связано с эпидемией COVID-19, которая сильно повлияла не только...